В XVIII веке Россия шаг за шагом осваивала Урал, строила новые заводы. В мае 1773 года эти места, как и все земли в бассейне реки Яйвы купил у Строгановых обер-прокурор Сената, действительный тайный советник Всеволод Алексеевич Всеволожский.

                                       

Герб рода Всеволожских                  Всеволод Алексеевич Всеволожский               Всеволод Андреевич Всеволожский

 

Его племянник Всеволод Андреевич Всеволожский получил имение дяди в наслество и в начале XIX века приступил к масштабному заводскому строительству. В своих уральских владениях за 1804-1818 гг.. Всеволод Андреевич построил железоделательные заводы в Майкоре, Александровске, развил базовое предприятие в Пожве. Как уральский заводовладелец, Всеволод Андреевич уделял большое внимание новым технологиям. Он ввел выделку железа английским способом, учредил первый в России чугунолитейный завод. На Пожевском заводе были сконструированы  и построены первые пароходы на Каме (1817). На одном из них Всеволод Андреевич совершил путешествие в Казань. 

28 августа 1811 года был заложен железоделательный завод на Вильве. Будущему предприятию было дано имя владельца, повенчанное с именем реки, Всеволодо-Вильвенский завод. С этой вехи и начинается история поселка.

Место раполагало всем необходимым для строительства железоделательного предприятия. Кругом лесные массивы, Кизеловский рудник, судоходая река - удобная транспортная артерия. Вода была главной силой огненного железного производства. Первым делом на реке возводили плотину, и образовался один большой пруд. Однако, перекрыть судоходную часть Вильвы было нельзя: по ней шли грузы с Александровского завода. Управляющий заводом Василий Петрович Воеводин был еще и искусным гидротехником. Он предложил оригинальное инженерное решение. Завод поставили в речной петле, а между дугами петли прокопали двухверстную хорду канала. В канал, не трогая Вильву, направили сток Сурьи. Канал выходил в основное русло Вильвы через территорию завода, приводя в действие его механизмы. Шлюзом регулировали напор воды. Так завод получил энергию реки, а основное русло Вильвы осталось судоходным. 

В отличие от заводских корпусов уникальное гидросооружение времен Всеволожского сохранилось до сих пор. Правда, шлюзы на нем не работают. Вильвенцы рассказывают о нем, как о местной достопримечательности, и называют канал канавой.

Завод был пущен в ход в 1818 году. В речной петле Вильвы вырос целый производственный комплекс: печи, где восстанавливалось железо из руды, перемешанной с древесным углем, механические мастерские, лесопильная фабрика, печь для обжига кирпичей. Производство железа шло в два этапа. Сначала куски железной руды перемешивали с древесным углем и закладывали в печь. Когда уголь выгорал, в печи оставалась крица – куски пористой смеси, их проковывали механическими молотами, выколачивая шлаки из железа. В процессе проковки получался нужный материал – широкополосное и брусковое шинное железо.

 

Всеволодо-Вильвенский завод в 1920-е гг.

 

Уже в первое десятилетие завод крепко встал на ноги. По выковке железа он вышел примерно на 24 место среди ста уральских железоделательных заводов.

После смерти Всеволода Андреевича в 1836 году его уральские владения были поделены между сыновьями Александром и Никитой. Всеволодо-Вильвенский завод достался Александру, Александровский – Никите.

Приняв правление над Всеволодо-Вильвенским заводом, Александр Всеволожский попытался модернизировать производство. Устаревшую кричную фабрику закрыли и в 1850-х гг. на Вильве были поставлены две доменные печи. Началась выплавка чугуна. В 1857 году в числе первых на Урале Всеволожский внедрил на Всеволодо-Вильвенском заводе новую технологию передела чугуна в железо методом пудлингования на каменном угле, а также способ получения литого железа методом Г. Бессемера. К 1872 году выплавка чугуна и выделка железных изделий во Всеволодо-Вильве составила 100 000 пудов. Кирпичный завод производил полмиллиона кирпичей в год.

Однако, мировые цены на железо падали, а его себестоимость на уральских заводах оставалась высокой. Поэтому долги по пермским имениям Всеволожских росли. Окончательный удар по экономике предприятий нанесла отмена крепостного права, так как производственный процесс держался на дешевом труде крепостных. Новые условия требовали новых методов хозяйствования, к которым Всеволожские не сумели приспособиться. Вместе с крепостной эпохой закончилась и жизнь братьев Всеволожских. Многочисленные их наследники продолжали делить и дробить имение, нарушались производственные цепочки. Заводы Всеволожских подошли к периоду распада.

В 1890 году разоренный Всеволодо-Вильвенский завод вместе с прилегающей обширной лесной дачей приобрел Савва Тимофеевич Морозов.

 

Савва Тимофеевич Морозов. 

*Савва Тимофеевич Морозов (1862-1905) был сыном богатого московского купца, фабриканта, создавшего высоко прибыльное производство хлопчатобумажных тканей в Подмосковье. Савва Морозов был предпринимателем нового типа. Он окончил физико-математический факультет московского университета, продолжил изучение химии в Кембриджском университете, изучал текстильное производство в Манчестере. Он был талантливым руководителем производства, стал директором крупнейшей Никольской мануфактуры. С. Морозов покровительствовал искусству, на его средства был открыт МХАТ, он был знаком с А.П. Чеховым, А.М. Горьким.

 

Приобретенный за бесценок завод и 39 десятин дачи были перспективным ресурсом. Ежегодно на морозовских предприятиях перерабатывалось до 4000 м3 березовой и еловой древесины, из которой вырабатывались древесный уголь, уксусный порошок, кетоновое масло, метиловый спирт и ацетон, необходимые для изготовления текстильных красителей. Попутно получался ценный древесный уголь. Здесь же находились громадные запасы известняка, необходимого для получения хлороформа. Через Всеволодо-Вильву шла железная дорога с выходом на Транссиб, поэтому с транспортировкой проблем не было.

 

Рабочие и служащие Всеволодо-Вильвенского завода. 1915 г. 

 

В начале 1890-х гг. завод был переоборудован в химическое производство. Построены новые цеха, установлено 5 реторт емкостью по 3 м3, прибыли квалифицированные кадры. В 12 верстах от Всеволодо-Вильвенского завода на речке Ивака Морозов построил второй завод.

 

Рабочие и служащие Ивакинского завода. 

 

Продукция вильвенских заводов шла не только на морозовские предприятия. Потребителями химикатов, производимых во Всеволодо-Вильве, были Институт Кальнинг, Глобинский военный завод, Тентелевский химический завод, товарищество братьев Мамонтовых, товарищество Р. Ляховского, Санитарная часть принца Ольденбургского, предприятия О.Г. Мишина, с. Пузрина, Р.Крейнеса, Невьянские заводы и др. Химическое производство оказалось прибыльным.

После трагической смерти С.Т. Морозова вся его недвижимость и ценные бумаги перешли в распоряжение вдовы – Зинаиды Григорьевны Рейнбот-Резвой (новая фамилия после повторного замужества).

 

Зинаида Григорьевна Рейнбот-Резвая.

 

Новая хозяйка исправно получала доходы с уральских заводов, но особо за ними не следила, полностью положившись на местных управляющих. В конце 1915 года заводы переходят в управление Борису Ильичу Збарскому.

 

Борис Ильич Збарский.

 

Во Всеволодо-Вильвенском заводе Борис Збарский совершил важное открытие – он разработал технологию очистки технического хлороформа до медицинского качества. В условиях мировой войны это было открытием государственной важности.

Патент на производство хлороформа, подученный Збарским, определил его дальнейшую научную и административную карьеру. В 1924 году он вошел в коллектив ученых, которым поручили бальзамировать тело Ленина. В 1916 году Борис Збарский справился блестяще с предпродажной подготовкой заводов. Збарский навел порядок в делах, поднял производство и добился существенного увеличения поставок продукции. Заводы вернули свою привлекательность и хозяйка смогла выгодно продать их В.М. Леви. После февральской революции рабочие вильвенского завода создали профсоюз, затем – Деловой совет (новый орган управления заводом). После Октябрьской революции хозяин был взят в руки государственным органом в Пермь. В апреле 1918 года предприятие национализировали. В период гражданской войны на 2,5 года работы в цехах остановились и были возобновлены лишь в 1921 году. Первым директором всего производства стал В.И. Кочегин, Всеволодо-Вильвенского завода – Е.В. Постаногов, Ивакинского – Ф.И. Устинов.

В годы Отечественной войны Ивакинский и Всеволодо-Вильвенский заводы продолжали работать как единое предприятие. Заводы соединяла деревянная дорога, а к железнодорожной станции шла узкоколейка. На Иваке получали древесный уголь, серу, во Всеволодо-Вильве – ацетон. С 1942 года начали производить этиловый спирт, выпускали материалы для фронта, напр. сухой спирт. К концу войны предприятие перешло полностью на выпуск формалина и химической продукции для бытовых нужд.

После войны приступили к модернизации и укрупнению завода. В 1960 году сдали в эксплуатацию новый формалиновый цех. В 1963 году началось производство параформа, нитроэмали, гидротормозной жидкости, растворителей красок. К 1965 году был возведен и запущен комплекс мелалита для выпуска изделий из пластмассы.

Завод стал рентабельным, успешно выполнял пятилетние планы. В годы руководства Б.Н. Гулько и В.К. Гузенкова сюда, по распределению, приезжали специалисты химических вузов страны. В 1975 году по назначению Министерства химической промышленности из Новосибирска на должность директора завода «Метил» прибыл Юрий Петрович Зенков – последний советский директор. При Ю.П. Зенкове в 1986 году был построен новый цех по производству формалина 80-120 тыс. тонн в год. Оборудование было закуплено в Румынии. Из формалина производили карбамидные смолы, а из них – фанеру, клей, минеральную вату. Изготавливали порошки для грампластинок и черной пластмассы. На основе формалина делали порошки – аминопласты с добавлением мочевины, карбамидной смолы и целлюлозы, они шли для электротехничеких изделий. Начали создаваться изделия на основе поролона: коврики, матрасы, губки бытовые, товары бытовой химии, пленка и бочки из полиэтилена.

В 1970-1980-е гг. завод был средоточием жизни всего поселка. Здесь трудились более 2000 человек.

Пришли лихие 1990-е гг., и в новую экономику завод не вписался. Наступили на заводе «Метил» времена, подобные эпохе 1870-х гг., когда завод Всеволожских был отдан в аренду франко-бельгийской акционерной компании. Главной заботой каждого из очередных владельцев было не развитие производства, а спешная распродажа заводского имущества.

Были и попытки возрождения завода. Одно время работал цех поролона. Но и это производство нарушилось и завод вскоре был закрыт.